Версия для слабовидящих |
18+
Выбрать регион

Общественно-политическая газета Константиновского муниципального района Амурской области

676980, Амурская область, с. Константиновка, ул. Константиновская, 31
телефон: +7 (41639) 9-13-48
e-mail: zaryaamura@gmail.com

Горжусь своими предками

К 75-летию константиновского района

. .

Несколько поколений моих родных уже много лет живут на Амурской земле - в Константиновке, Ключах, Коврижке. Изучая родословную своей семьи по архивным материалам, я поняла, что история моих предков в дальневосточной глубинке тесно связана с важнейшими событиями в истории страны.

Начало ХХ века – время суровых испытаний для России. Русско-китайская, Русско-японская и Гражданская войны всколыхнули всю страну от Дальнего Востока до западных рубежей. Я предположила, что мои предки могли быть свидетелями этих исторических событий и мне очень захотелось узнать, в каких из них они приняли непосредственное участие и правда ли, что стали "врагами народа".

В архиве Амурской области я нашла уголовное дело в отношении Буторина Ивана Гавриловича, родного брата моей прапрабабушки Лидии Гавриловны.

В начале ХХ века Буторины жили в селе Ключи Поярковского (позже - Тамбовского) станичного округа. Семьи отца и сына до 1917 года были зажиточными, проживали вместе, вели совместное хозяйство. Имели пахотную землю и сенокос, использовали "сложный" сельскохозяйственный инвентарь: сенокосилку, два плуга, сортировку, рассевалку.

Гаврил Иванович Буторин слыл уважаемым казаком, неоднократно избирался доверенным лицом от Ключевского казачества, был награждён серебряной медалью за поход в Китай, назначался хуторским атаманом, отвечал за охрану границы от "заноса чумы китайцами".

Суровым испытанием обернулся для всей страны 1917 год – произошла революция. Царь и Временное правительство были свергнуты, к власти пришли большевики, началась Гражданская война. Казаки из Ключей, Константиновки и других сёл сформировали отряды для борьбы с красными частями. В отряде казаков из 292 участников 22 носили фамилию Буторин. В ходе одного из столкновений в Верхней Полтавке, будучи в разведке, погибли казаки хуторов Ключевского и Ковриженского, в том числе и Гаврил Иванович Буторин.

На Константиновском полном станичном сходе было решено оказать помощь семьям погибших, принять усиленные "меры по охране хуторов округа от нападений красных". Запрещалось движение по дорогам из крестьянских деревень, устанавливался строгий контроль над передвигающимися. Также на сходе решался вопрос об увольнении с действительной службы тех казаков, чьё семейное положение даёт право на льготу. Этим правом воспользовалась вдова Г. И. Буторина Анна Фёдоровна, выступившая с просьбой об увольнении со службы её сына Ивана Гавриловича.

Но гражданская война была в разгаре, и через несколько недель Иван Гаврилович был мобилизован в армию Колчака. В марте 1919 года его зачислили в I Амурский казачий батальон, который находился в Благовещенске, но в декабре демобилизовали по семейным обстоятельствам. Иван вернулся в село, женился, и в 1920 году в семье родился первенец Николай. Семейное счастье было не долгим, судьба приняла крутой поворот: в марте 1920 года Ивана Гавриловича приняли в Красную Армию в I Амурский кавалерийский полк, в составе которого он участвовал в боях против белогвардейских отрядов Семёнова и Копеля на Забайкальском фронте, учился в Школе красных командиров. Через два года после окончания Гражданской войны вернулся в Ключи, занялся сельским хозяйством.

После установления Советской власти на Дальнем Востоке казаки, крестьяне не почувствовали улучшения своего положения. В связи с переходом к новой экономической политике в 1921 году был введён продовольственный налог, однако из-за неурожая было решено в 1922 собрать продналог за два года. Сбор сельхозналога к зиме 1924 превратился в массовые поборы с крестьян и казаков. Уже в 1923-1924 годах на Дальнем Востоке произошло более трёх десятков крестьянских выступлений, одним из которых было Зазейское восстание. Оно началось в селе Гильчин Тамбовского района в январе 1924 и распространилось на соседние районы. Всего возмущением было охвачено до сорока селений.

На самом юге уезда действовал сводный Константиновско-Золотоножский отряд под командованием семидомского хуторянина казака Петра Аркашова. Сразу же после начала восстания он организовал отряд численностью около полусотни человек, и его влияние распространилось на окружающие села: Ключи, Крестовоздвиженку, Коврижку, а затем на приграничные сёла Константиновку и Поярково.

Позже Иван Гаврилович Буторин свидетельствовал: "В январе 1924 года во время Зазейского восстания около сельского Совета села Ключи меня остановила группа вооруженных людей, в числе которых был Саяпин (житель деревни Верхний Уртуй). Он дал мне винтовку и приказал ехать с ним на санях. В составе белого повстанческого отряда, в числе двухсот человек, на рассвете мы подъехали под Верхнюю Полтавку, сошли с саней и пошли в наступление на большевиков".

Отряды Красной Армии встретили восставших казаков оружейным огнем. В этом первом бою И.Г. Буторин был ранен, потерял сознание. Через некоторое время его отвезли в Нижнюю Полтавку. В доме казака Макара его застал красноармейский отряд. Фельдшер сделал перевязку и отправил домой в Ключи. Вскоре его опросили на дому, но не арестовали.

В газете "Амурская правда" с января по апрель 1924 года печатали статьи об этом восстании: "Урок бандитам", "Кто они? Чего они добивались?", "Проклятие белогвардейцам", "Ответ на белобандитское выступление", где расказывалось, что по всем деревням области проходят сходы, на которых выносятся резолюции, обличающие белобандитов и участников восстания. Крестьяне и казаки осознают свои ошибки и вину перед Советской властью. Жители сёл просят не наказывать строго участников восстания, так как они действовали по своему незнанию, необразованности и были запуганы.

Анна Федоровна, испугавшись, что за участие сына в восстании у них конфискуют всё имущество, выгнала Ивана из дома и дала "маленькую долю имущества": избу, три рабочих лошади, корову, свинью, рассевалку и один плуг.

В 1924 году в пьяной драке Ивана ранил его товарищ Григорий Фадеев. Ножевое ранение в легкое оказалось серьёзным, и Иван пролежал в больнице полтора месяца. На лечение понадобилось много денег и пришлось продать одного жеребца. Пока он лежал в больнице, украли рабочую лошадь. После выздоровления Иван поехал на заработки в Хабаровск. Без мужа положение в семье стало тяжёлым и поэтому в марте 1930 года его жена Наталья Сидоровна решила вступить в колхоз. Пришлось сдать оставшееся имущество: лошадь и три куля пшеницы. Себе разрешили оставить только одну корову. Больше нечего было сдавать, так как ранее продали лошадь и рассевалку, чтобы купить хлеб. В августе 1930 года Иван приехал из Хабаровска и тоже поступил в колхоз.

В завершение всех бед прои-

зошло событие, ещё больше повлиявшее на дальнейшую судьбу Ивана Буторина и всей его семьи: в январе 1933 года во время работы на колхозном зерновом дворе в барабан молотилки случайно упали вилы, что вызвало поломку механизма. В ходе расследования действия Ивана Гавриловича были определены как "вредительские, направленные на подрыв устоев сельского хозяйства, а также осознанные, проводящиеся с целью ослабления Советской власти и срыва хлебозаготовительного плана". После этого Ивана исключили из колхоза.

Спустя месяц "вредитель" был арестован в своем доме. Его обвинили в антисоветской агитации, срыве планов хлебозаготовок, а также в том, что в его доме часто собирались братья Бородины и вели разговоры против Советской власти.

В ходе следствия Иван Гаврилович продолжал отрицать свою вину, но в деле появлялись всё новые факты. Обвинения подсудимого основывались на показаниях соседей, односельчан, носили голословный и не конкретный характер, не подкреплялись никакими другими доказательствами. Весь следственный материал состоит из протоколов допросов, показаний соседей и обвинительного заключения. 17 марта 1933 года тройкой ПП ОГПУ ДВК по статье 58 – 10 – 11 УК РСФСР Иван Буторин был приговорён к заключению в концлагерь сроком на 5 лет.

К сожалению, дальнейшая судьба Ивана Гавриловича и его семьи не известна. В метрических книгах районного отдела ЗАГС по Константиновскому району нет сведений об умерших членах семьи Буториных. Последний документ в деле - запись: "Заключением прокуратуры Амурской области от 25 декабря 1989 года приговор Тройки отменен. Буторин И. Г реабилитирован".

История нашей страны имела и такие "чёрные" страницы, забывать их нельзя, ведь это судьбы наших предков, которые были честными людьми, бережно относились к земле, растили детей и не могли быть врагами своей страны.

Автор: Алина Гаврилова, участница Курьяновских чтений, с.Константиновка.

По этой теме:

Лайкнуть:

Версия для печати | Комментировать | Количество просмотров: 174

Поделиться:

Загрузка...
ОБСУЖДЕНИЕ ВКОНТАКТЕ
ОБСУЖДЕНИЕ НА FACEBOOK
КОММЕНТИРОВАТЬ

Captcha
 

МНОГИМ ПОНРАВИЛОСЬ
НародныйВопрос.рф Бесплатная юридическая помощь
При реализации проекта НародныйВопрос.рф используются средства государственной поддержки, выделенные в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 01.04.2015 No 79-рп и на основании конкурса, проведенного Фондом ИСЭПИ
ПОПУЛЯРНОЕ
Яндекс.Метрика